Неделя 15 по Пятидесятнице.

О наибольшей заповеди.

Две заповедиФарисеи, услышав, что Он привел саддукеев в молчание, собрались вместе. И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки. Когда же собрались фарисеи, Иисус спросил их: что вы думаете о Христе? чей Он сын? Говорят Ему: Давидов. Говорит им: как же Давид, по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих? Итак, если Давид называет Его Господом, как же Он сын ему? И никто не мог отвечать Ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать Его. (Мф.:22,34-46).

Фарисеи спросили какая есть наибольшая заповедь в законе, надеясь, что Он ошибется и неправильно ответит на этот вопрос. Но после того как Господь сказал, что наибольшая заповедь – это заповедь о любви к ближнему, Он Сам спрашивает фарисеев: «Что вы думаете о Христе? чей Он сын?» Они отвечают: «Давидов». Это правильно, в Писании написано, что от корня Давидова должен произойти Христос. Но Господь задает следующий вопрос: как же может быть, что Он сын его, если он называет Его Господом? Желая посрамить Христа тем, что Он не знает писаний, они сами оказались посрамлены, потому что не могли ответить на этот важный вопрос.

В вопросе о том, чей сын Христос, поднимается одна из самых главных проблем богословия – учение о Богочеловечестве Христа, которое является краеугольным учением христианства. Понять это человеческим умом до конца невозможно – это тайна, превосходящая всякий ум. Иногда, снисходя к немощи окружавших Его людей, Христос называет Себя Сыном Человеческим для того, чтобы подчеркнуть, что Он во многом подобен им, что Он тоже человек. Но когда встречаются фарисеи, отрицающие Его Богосыновство, то Он задает им вопрос: «Чей Сын Христос?», показывая, что в самом Писании содержится указание на то, что Христос есть Сын Божий. И в Евангелии мы находим слова Христа, свидетельствующие о том, что Он – Сын Божий. На суде синедриона Он подтвердил, что Он – Сын Благословенного, Сын Божий. Тайна нашего спасения заключается именно в том, что Сын Божий становится Сыном Человеческим, что Бог соединяет в одном Лице Божественную человеческую природу и поэтому может обновить человеческую природу, поэтому и может ее очистить, поэтому и может ее спасти.

Изречение Христово о Его Богочеловечестве в сегодняшнем Евангелии соединяется в свидетельстве о наибольшей заповеди – о заповеди любви к Богу и ближнему. Без любви ко Христу нет христианства, не может быть Богослужения, не могут совершаться таинства, не может быть благодатной жизни, не может быть жизни церковной. Нет христианства без этой всепоглощающей любви ко Христу, которая зажигает сердце человека и живет в нем, и этот огонь как бы поглощает все человеческое существо. Такое существо, преображенное любовью ко Христу, становится христианским существом. Это христианская жизнь – новая, другая, преображенная жизнь. Вот о чем сегодняшнее Евангелие.

Комментарии закрыты.